Кто увидел красоту воочию тот уже отмечен знаком смерти

Бесы (), стр. текст, цитаты фильма, читать содержание, описание

«Кто увидел красоту воочию, тот уже отмечен знаком смерти» – слова Платена, хотел он сделать рекламным слоганом картины, хотя. Какой же это ужас? Это красота в приближении к ней. А это все призрак красоты, иллюзия. Кто увидел красоту воочию, тот уже отмечен знаком смерти. Красота, изысканность, перешедшая в изощренность и даже . «Кто увидел красоту воочию, тот уже отмечен знаком смерти» - слова.

Он познал совершенную красоту в Венеции и вот должен уехать, чтобы умереть… Больше ничего ему в жизни не остаётся. Будем снимать прямо по книге, как написано у Манна, никакого сценария. Готовиться начинай прямо. Слушай музыку Малера, всё, что он написал. Нам надо проникнуть в это одиночество, в эту бесприютность; будешь слушать музыку — всё поймёшь.

И ещё надо читать, читать и читать книгу.

кто увидел красоту воочию тот уже отмечен знаком смерти

Потом я ничего говорить не. Сам поймёшь, потому что Манн и Малер тебе и так всё скажут. Слушай, что они говорят, и будешь готов к работе со.

Съёмки начнутся только через одиннадцать месяцев.

кто увидел красоту воочию тот уже отмечен знаком смерти

Главная проблема, естественно, состояла в деньгах; её частично удалось решить с помощью скромной субсидии от итальянского правительства. Но требовалось гораздо.

кто увидел красоту воочию тот уже отмечен знаком смерти

Во-первых, Богарда следовало заменить более популярным английским актёром, любимцем публики. На это Висконти ответил решительным отказом. Во-вторых, Тадзио должен был стать… девочкой.

Продюсеры сказали, что такая версия более приемлема для американской публики, если же оставить всё как у Томаса Манна, то смысл происходящего сведётся лишь к следующему: Для него было очевидно, что у Манна речь идёт о поисках чистоты и красоты. Неужели зритель этого не поймёт? Споры режиссёра с продюсерами продолжались почти неделю.

Наконец с большой неохотой и опасениями американцы капитулировали по обоим пунктам, но бюджет был сокращён вдвое. Чтобы спасти фильм, Висконти решил отказаться от гонорара.

кто увидел красоту воочию тот уже отмечен знаком смерти

Его примеру невозможно было не последовать… Сильвана Мангано, исполнительница роли матери Тадзио, отказалась от оплаты, взявшись работать только за покрытие своих гостиничных расходов, да и остальные участники съёмочной группы, начиная с оператора Паскуалино Де Сантиса и кончая монтировщиком декораций, пошли на соответствующие сокращения своего вознаграждения. Вдохновлённый поддержкой коллег, Висконти отправился по северным столицам в поисках Тадзио. Почти сразу он нашёл его в Стокгольме. Стройный, бледный, светловолосый Бьёрн Андресен, мальчик тринадцати лет, которого привела на пробы его честолюбивая бабушка, оказался идеальным кандидатом.

Съёмки начались в апреле года. Отношения Богарда с Висконти выглядели весьма необычно. Они разговаривали редко, о фильме вообще ни разу. Сидели всегда на некотором расстоянии друг от друга.

Неохотно согласившись, он спросил, сколько раз я прочёл книгу. Когда я ответил, что по крайней мере раз тридцать, он посоветовал перечитать её ещё тридцать раз, и на этом всё закончилось. Единственное прямое указание я получил от него однажды утром: Зачем именно это движение потребовалось от меня именно в тот момент, я не знал, пока не просмотрел законченную картину целиком вместе с Висконти, несколько месяцев спустя.

Висконти никогда не просматривал отснятый за день материал, полагаясь на Де Сантиса, оператора, который был для него гарантией, что всё сделано именно так, как. Финальную сцену смерти Висконти готовил к самому концу работы в Венеции. И вот установилась идеальная погода. Море было спокойным, ветер гнал по пляжу горячий песок, жара стояла почти невыносимая. Богарду требовался специальный грим, который пойдёт на смертную маску: Он оставил Богарда на попечение гримёра Мауро, приготовившего толстый серебряный тюбик с чем-то белым.

Два часа Дирк просидел неподвижно, пока состав закрепился на его лице. Богарда доставили на съёмочную площадку. Даже дышать он мог с большим трудом.

Дирк реагировал на внешние сигналы лишь слабым движением руки. В результате всё получилось великолепно. Но в человеке сохранилась душа как напоминание о том высшем мире, в котором царствует истинная красота, сотворенная по Божественной воле.

Соломон Апт - «Томас Манн»

Но достижение небесной красоты возможно лишь после нашей смерти. И тот, кто в состоянии ценить и понимать красоту, действительно отмечен знаком смерти, но смерти не как ухода в небытие, а как перехода к вечной небесной жизни, где царствует истинная и вечная красота.

Смерть у Плотина носит положительный знак, а не отрицательный. Антисистемность такого взгляда заключается в том, что гностики и Плотин не ценили красоту земную, полагая, что все земное - лишь искаженный отблеск подлинного горнего мира. А Достоевский, как настоящий христианин, исходил из того, что наш мир был создан самим Творцом, а не каким-то там Демиургом. А раз так, то наш мир прекрасен, в нем разлита красота, причем красота подлинная, раз мир создан по воле самого Творца.

Сам человек постоянно нарушает эту Божественную гармонию, красоту сотворенного мира.

Стена | ВКонтакте

И спасти этот наш земной и одновременно божественный, сотворенный мир может только стремление к красоте, и именно красоте - действительно единственной - и дано его спасти. Антисистемное мировозрение ущербно по своей природе и антибожественно, поскольку оно предполагает существование истинной красоты только на небесах. Антисистемное, гностическое, неоплатоническое мировоззрение, по сути, презирает наш земной мир, а отсюда - один шаг к тому, что раз так, то и нечего этот мир беречь и относится к нему трепетно и с любовью.

А вот христианство, наоборот, полагает, что наш земной мир прекрасен, он был создан самим Творцом, в нем разлита истинная и подлинная красота, а значит его надо беречь, надо культивировать в нем красоту, стремиться к ней, а главное - именно так, как мы будем относиться к этому земному миру, к окружающей природе, к людям - так нам и воздастся после ухода в мир иной.

И именно наше поведение, наши помыслы здесь, на земле являются главным критерием, насколько мы будем вправе претендовать на жизнь вечную и прекрасную после того как пройдем земной путь.

кто увидел красоту воочию тот уже отмечен знаком смерти